Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

ВОДА
  • newlit

Николай Шульгин. Обсудить (рассказ)

Цитата из произведения:
«...Меня затолкали в люльку, где уже был большой мешок с чем-то рыбацким. Валентин сел за руль. Отец – на заднее сиденье. Мотоцикл урчал, но не ехал, все молчали. Через минуту тетя Оля кашлянула, зашла в дом, вынесла оттуда канистру средней величины и положила мне в ноги.
«Урал» рванул так, будто мы ехали в роддом. Ям и канав Валентин не замечал. Мне кажется, к месту рыбалки он просто выбрал наикратчайший путь. Отец обнял Валентина в круговую, и они срослись в одну фуфайку. Ветер свистел…
Я проснулся оттого, что ветер перестал свистеть. Люлька лежала на боку, я в люльке, а канистра и мешок с рыбацким барахлом на мне…
Через какое-то время вернулся Валентин, молча привязал люльку толстой проволокой к мотоциклу, погрузил имущество и меня, и снова рванул. Ветер снова засвистел. Отца не было. Я подумал, что он уже там, и рыбачит. И еще я подумал, что хорошо, что канистра была у меня, а то бы Валентин не вернулся...
Мы въехали в густой лес, но на скорости это не отразилось. Через 15 минут в сумерках я увидел какого-то мужика, который бежал нам наперерез и громко матерился, заглушая рев «Урала». Валентин тоже увидел. Он оглянулся на пустое заднее сиденье и притормозил. «Какой-то мужик» оказался отцом. Видимо, позже меня Валентин потерял и его, на какой-то кочке. Отец с недовольным лицом залез на мотоцикл и снова слился в одну фуфайку, только крепче…»
Опубликовано в журнале «Новая Литература» 24.05.2021.
Ссылка на публикацию:
https://newlit.ru/~shulgin/6707.html

ВОДА
  • newlit

Юрий Смирнов. Земля Франца-Иосифа (очерк)

…А как сложилась судьба первого в мире ледокола арктического класса «Ермак»? В проектировании судна принимал участие русский адмирал С. О. Макаров. Построенный в Англии в Ньюкасле фирмой «Армстронг», ледокол был введён в строй в 1889 году и проработал до 1963 года. Атомный ледокол «Ленин» неоднократно встречался с «Ермаком» в Арктике, иногда участвуя в совместной проводке судов. Во время стоянки в Мурманске я несколько раз бывал на «Ермаке», видел внутренние помещения ледокола, меблировку кают-компании и кают, выполненную из ценнейших пород дерева. В 1963 году «Ермак» был выведен из эксплуатации, и ему не нашлось места для вечной стоянки. Его поставили в Угольной гавани Кольского залива и… подожгли, чтобы потом разрезать «на иголки». Он горел трое суток. Проезжая по нижней дороге пригорода Мурманска, мы видели, как уничтожается история русско-советского ледокольного флота...
http://newlit.ru/~smirnov_yuriy/6631.html

ВОДА
  • newlit

Дмитрий Аникин. Русь выморочная (цикл стихотворений)

...Страна распалась. Пять теперь земель
нашили себе флагов, нацепили
гербов.
              А мы по-старому зовёмся –
Московией.
                      Ещё Кубань, Сибирь.
Ещё дальневосточная столица
Хабаровск, что не занято Китаем,
подмял. На крайнем западе, где Питер,
где Новгород и Псков, теперь Ижора,
а по-другому – Ингрия.
                                          Вот пять
нас, русскоговорящих. Есть другие,
но не о них речь…
                                  Пять кусков России,
стесняющихся близкого родства,
чуть одуревших от сознанья полной
свободы…
                    И все действия пока
с оглядкой друг на друга. Ничего,
привыкнут и обтешутся. Пойдёт
политика у них, у нас не хуже,
чем у других, таких же суверенных...
http://newlit.ru/~anikin/6596.html

ВОДА
  • newlit

Оксана Семиряга. История наваждения (рассказ)

...Григорьев знал, что это его последнее выступление в Москве. И не то чтобы он очень старался, но было какое-то настроение, когда всё получалось. Словом, он был в ударе. Его саксофон несколько раз срывал довольно дружные аплодисменты, что для пресыщенной и уточнённой публики в кожаных креслах было явлением редким. Но признание не радовало, поскольку он знал, что после удачных выступлений ему почему-то всегда становилось скучно. Словно он в музыке растворил всю свою жизненную энергию. Он снова остро чувствовал своё одиночество. В такие моменты он складывал в старый чемодан свои нехитрые пожитки, брал коробку акварели и томик пронзительно-грустных фетовских стихов, убирал в кожаный футляр саксофон и со звуками «Аdagio Di Аibioni» Fausto Рареtti, напоминавшими ему любовь размером с мир, уезжал куда глаза глядят...
http://newlit.ru/~semiryaga_oksana/6497.html

ВОДА
  • newlit

Ыман Тву. Балалай (рассказ)

...Устюгова умиляла та непосредственность, с которой Вера тонула в своей детской стеснительности, наряду с детскими же попытками эту стеснительность преодолеть. Отчасти Веру в этом можно было даже понять – поди разбери молодой девушке-балалаечнице, чего этим прожжённым балалаечникам в старом Volvo от неё надобно? Может, действительно руку товарищества протянуть хотят, может, в постель затянуть, а может, у них одно неотделимо от другого. Об инструментальных ансамблях ходит множество всяких неприглядных слухов, и, как знал Устюгов, далеко не всегда безосновательных. Правда, о главной опасности предупредить её, разумеется, никто не мог.
То, что балалайка не должна угнетать личность самого балалаечника, Устюгов понял уже давно. И тот факт, что Вера попала под агрессивное влияние своего инструмента, он заметил сразу, буквально с первого взгляда. Уверенная в частностях, но совершенно потерянная в целом, Вера выделялась среди остальных балалайщиков и балалаечниц прежде всего тем, что ничем из них не выделялась. А для молодой и симпатичной девушки всё это сулило серьёзные проблемы в самом недалёком будущем…
http://newlit.ru/~ymanntwoo/6475.html

ВОДА
  • newlit

Андрей Ямшанов. Три окна (рассказ)

...Её звали Анни. Она приехала в Петрозаводск на два дня, но пробыла четыре. Коррективы внесло туристическое бюро, куда она пришла купить пару экскурсий по столице Карелии, – ей навязали Валаам. Она отнеслась к этому снисходительно, Суоми может и подождать! Не каждый год совершаешь поездки на родину предков. Сюда по зову революционного сердца когда-то заявился её прадед – друг и сподвижник пламенного финского коммуниста Тойво Антикайнена, здесь он обрёл понимание себя в новой работе, жизни, любви. Анни хотела найти ответы на некоторые вопросы, связанные с её древним северным родом, это стало её целью, но не принесло ответа на жизненно главный вопрос. По всей видимости, он звучал так: а кто я? Признаюсь, люди такого плана мне всегда импонировали. Билет на завтра до Санкт-Петербурга был куплен перед посещением картинной галереи, вдалеке от дома она испытывала небольшой дискомфорт, однако северный мотив художественных полотен и ожидающий на пороге снег успокоили девушку...
http://newlit.ru/~yamshanov/6458.html

ВОДА
  • newlit

Нина Заря. Друг из Якутии (рассказ)

Ставлю точку в тексте. Целую в носик Музу. Закрываю компьютер.
И, оттолкнувшись от облаков розовых, слетаю вниз. К реалиям.
Рассказ готов. Пусть отлежится.
Это был кайф. Рождение гормонов счастья, та самая эйфория, когда уносишься в миры заоблачные, пугая истерическим хохотом домашних и собачку Тузика.
Этап умственных подвигов закончен. Теперь труд физический! И лучше труд грубый.
Я открываю «Авито», сайт объявлений Москвы. Смотрю вакансии. В Москву я наведываюсь часто, когда устаю от восторгов творческих. Люблю я этот город.
Ой! Кажется, это то, что мне надо! И улица та же! Приглашается горничная в «Мини-отель на Мясницкой». Условия работы – с 10 утра. Можно с проживанием. Оформление по трудовой книге. Зарплата – 1500 рублей в день.
Да уж! Вот, он, грубый физический труд. Зато самый центр Москвы! Почти под стенами Кремля! И есть, где спать, и даже денег заработать!
И новые картинки, лица, эмоции! Такие приключения просто необходимы моей Музе! Из пальца сюжеты не высосешь!...
http://newlit.ru/~zarya/6396.html

ВОДА
  • newlit

Виктор Сбитнев. Предчувствие бессмертия (статья)

Александру Бугрову, написавшему о родной Костроме, видимо, примерно столько же, сколько все его остальные друзья-поэты, вместе взятые, недавно исполнилось шестьдесят лет, что было ознаменовано некоторыми в нём переменами, которых, кажется, никто не заметил. Разве что в местном литературно-художественном альманахе «Костромской собеседник» он услышал полушутливый упрёк, что, дескать, куда-то, брат, делась твоя «социальная лирика»… «Куда-то делась», – согласился он и как-то виновато достал потёртый томик Фета. Мне же, если честно, никогда не верилось, что в наше время можно серьёзно увлечься Фетом. Лобзанья, дыханья, терзанья, страданья, рыданья, признанья, избранья, камланья… Нет, после символистов и Блока это вряд ли возможно. И я решил почитать последние стихи Бугрова с особым пристрастием…
http://newlit.ru/~sbitnev/6323.html

ВОДА
  • newlit

Владимир Шамов. Когда уходит белая корова (рассказ)

...Однажды робкий стук в дверь разбудил семейство Кузнецовых. Выглянув в окно, Василий Кириллович увидел двух измождённых людей в рваных телогрейках с номерами на груди – видно, сунулись в первую избу.
Прихватив на всякий случай топор, Василий отправился встречать непрошеных гостей.
«Помираем, хозяин!» – простонали обессиленные люди, опускаясь на снег.
В Дмитлаге заключённые умирали тысячами. Именно силами данного ИТЛ проводилось строительство гидроузлов выше города Рыбинска – около села Переборы и на реке Шексне, невдалеке от устья. А так же гидроузла выше города Углича, откуда и бежали непрошенные гости.
Семью Микки Тухкина расстреляли в лесу Сандармох под Медвежьегорском вместе с тысячами несчастных русских, украинцев, карел, финнов, белорусов, татар, удмуртов, евреев, поляков. Микке повезло, он был высок и силён, поэтому тройка решила, что он может принести пользу на великих социалистических стройках.
Другой несчастный – художник-оформитель Сергей Макаров из Костромского товарищества «Художник» очень переживал, что отморозил руки: «Как же я буду теперь рисовать?».
Кузнецовы приютили полуживых мужчин...
http://newlit.ru/~shamov/6312.html

ВОДА
  • newlit

Светлана Чуфистова. Алёнин дом (рассказ)

…– Я когда маленькой была, – поглядывая на мужа Ивана, рассказывала Мария, – мы тогда в Калуге жили, а там война, зима, голод. В общем, как-то раз мама нас, ребятишек, собрала, одела, по сухарику выдала и повела к дороге. Шли мы долго, всюду сугробы, ночь скоро, пурга. А мама сама не своя. Подвела нас к какому-то мосту и говорит «Стойте», развернулась и пошла. И только тогда я поняла, что она нас бросила. Кинулась за ней, закричала: «Мама! Мама!», а она от меня. Правда, я всё равно её догнала. Говорю: «Мамочка, я кушать просить не буду! Только не бросай меня!». И тут мать на колени упала и зарыдала…
http://newlit.ru/~chufistova/6291.html