Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

ВОДА
  • newlit

Виктор Парнев. Золотая ночь и Карнавальная симфония (рецензия на фильм)

В 2021 году исполняется 65 лет с выхода на экраны, причём практически одновременно, сразу двух музыкальных новогодних киношедевров – «Карнавальной ночи» и «Золотой симфонии».
«Карнавальную ночь» у нас знают и любят все. «Золотая симфония» нынче изрядно подзабыта. А напрасно – оба фильма-ровесника одинаково красочны, праздничны и музыкальны. При всей несхожести их сюжетов и мест рождения...
http://newlit.ru/~parnev/6645.html

ВОДА
  • newlit

Светлана Ярмонова. Про ЭТО (рассказ)

...К утру небо затянуло тучами, и весь день лил нудный дождь. Проснувшись, Светланка долго не хотела вылезать из постели: солнышка всё равно нет, да и с желанием не определилась, а тут ещё с дедулей загвоздка вышла. Вспомнилось вчерашнее. Опять стало не по себе, даже слёзы навернулись на глаза. Неужели это из-за того, что она просила дедулю рассказать про войну? «Как так, – размышляла она, – столько книг написано, столько стихов сложено, песен, даже фильмов снято про войну, подвиги героев, которые победили, а сами герои обо всём этом не рассказывают. Взять хоть моего дедулю, хоть Леночкиного. Почему не рассказывают? Не хотят? Боятся? Так чего им, победителям, бояться? Да и не похожи они на трусов».
Весь день Светланка тихо сидела у окна и думала, думала...
Иван Васильевич с раннего утра хлопотал по хозяйству: чистил в деннике, потом ремонтировал его, потом ещё чего-то делал, а может, предлог искал, чтобы не попадаться лишний раз внучке на глаза. В избе появлялся только поесть. Ели молча, чего никогда раньше не было. Дед и внучка старались не встречаться взглядами. Спать улеглись пораньше: всё равно дождь.
Светланка долго крутилась под боком у бабушки, потом решилась. «Бабуль. Почему деда не рассказывает про ЭТО? Не хочет?», – зашептала она в самое ухо Анастасии, специально не произнося слово «война», чтоб, чего худого, как вчера, не случилось. Женщина погладила внучку по голове. Помолчала. Потом тихим шёпотом ответила: «Не может. Тяжело ему вспоминать. Страшно. Ты его уж боле не пытай». Помолчав с минуту, добавила: «Да и тебе рано... ничего хорошего там не было».
Слова бабушки ошарашили. «Не может! Тяжко! Страшно! Так вот он, ответ. Такой простой и непонятный. Так что же это за война, что героям, выстоявшим в ней и освободившим весь мир, даже через тридцать лет вспоминать о ней страшно?»...
http://newlit.ru/~yarmonova/6641.html

ВОДА
  • newlit

Евгений Синичкин. Жизнь есть сон? (открытое письмо)

...Где критические разборы примечательных произведений, публикуемых на страницах журнала? Где статьи на политические и общественно-экономические темы в период, когда швы мира не просто трещат, но расходятся, как пьяные дуэлянты, затеявшие огнестрельно помериться харизмами ночью в парке? Где рецензии и обзоры, посвящённые фильмам, музыке, новым или малоизвестным книгам? Никто в редколлегии не увлекается кинематографом и все от рождения страдают глухотой? Брютова и Бабичева покинули журнал – и на этом всё? Почему обскурантизм Дубровского и Избушкина представлен в журнале десятками статей и заметок, а просветительские и научно-популярные материалы встречаются реже, чем симпатии к социализму в сердцах российских олигархов? Отчего члены редколлегии лишь ждут, когда материал пришлют им в электронном письме с голубой каёмочкой, и упорно не желают искать перспективных авторов на других ресурсах и в социальных сетях, предлагая им готовую площадку? Почему редакция официально зарегистрированного журнала не выставляет лучшие тексты на соискание литературных премий? Как назначаются победители таких конкурсов, ни для кого, полагаю, не секрет, но почему бы не попробовать? Почему бы не царапнуть, заявив о себе и попытавшись что-нибудь изменить? Почему бы не приложить усилия к тому, чтобы достойные произведения, эти выраженные в словах страдания и торжество человеческого духа, доверенные вам людьми, не упокоились на задворках Интернета, как безликие бедняки – в общей могиле, а нашли, не на словах, а в самом деле, своего благодарного читателя?..
http://newlit.ru/~sinichkin/6621.html

ВОДА
  • newlit

Лачин. Оплеуха (рассказ)

Это долгожданное пристанище – мастерская отлучившегося друга-художника, возможность спокойно читать, оторвавшись от внешнего мира, ненавистного, чуждого, отчуждающегося с каждым годом всё более, но всё равно приятно – угощать чаем нежданную гостью, которая берёт чашку обеими руками, как ценный подарок, дует, мило улыбаясь, и чудится: это улыбка чуждого мира, желающего завязать диалог, и ты готов, готов, слабак, размазня, а ведь планировал расстрелы. Кровать у твоего друга огромная, в треть комнаты, неудобно стоять вплотную к ней, возникает двусмысленность, некая сальность, и вы загнаны в закуток у окна, девушка несколько скованна и настороже, а скоро он придёт? через полчаса, он предупреждал, что вы зайдёте, просил подождать; и понемногу выдаёт о себе информацию: она только что из Америки… а что за музыка, ах Шуберт, нет, я, конечно, могу иногда послушать симфонии – и тебя обдало угарным ветром современности, зачем впустил пришелицу из нового мира, почему сам не уйдёшь (из мастерской, из мира) – но ведь она неглупа, язык правильный, как и черты лица, только слегка удлинён подбородок, цепкий взгляд, мальчишеская худоба, что-то лошадиное в лице и повадках, маленькая прелестная пони с высоким звонким голосом, весёлым ржанием юного существа, для которого создан новый мир, ты не представляешь, в какую историю я встряла в Штатах, почти как в фильмах Таратито. Едва не переспросил: «Тара… кого?» – но запнулся, не демонстрируй своё невежество, ведь ты реликт, обломок прошедшей эпохи, слушай, как интересно с тобой разговаривать, я бы не осталась, но у тебя лицо… пацифистическое, да, она права, чего бояться, ты выжатый лимон, как чекист из «Щепки» Зазубрина, но тот хоть пострелял врагов революции, а тебе и того не довелось, сдохни, зачем ты живёшь...
http://newlit.ru/~lachin/6602.html

ВОДА
  • newlit

Гости «Новой Литературы». Вера Сторожева: «Режиссёр – фигура ключевая» (интервью)

Лучистый взгляд, спокойный тихий голос – вне съёмочной площадки Вера Михайловна очаровывает мягкостью и мудростью. Непросто представить её в роли «капитана», но фрегаты своих замыслов В. Сторожева ведёт к желанной цели  упрямо, талантливо и настойчиво. Золотые награды престижных отечественных кинофестивалей заслужены ею недаром: игровые и документальные картины Веры Сторожевой сделаны безупречно, а сериал «Шифр» в дни показа подарил «Первому» лидирующее место среди телеканалов. Своими творческими секретами Вера Михайловна поделилась с нашим журналом в дни работы над новым проектом...
http://newlit.ru/~gosti_novoy_literatury/6595.html

ВОДА
  • newlit

Лачин. «Соломенные псы», фильм о Великой Отечественной соломенного пса Рода Лури (рецензия на фильм)

О Великой Отечественной в художественной литературе и игровом кино написано и снято много познавательного. Особняком стоят три произведения: два рассказа – «Мексиканец» Джека Лондона и «Парк Победы» Дмитрия Зуева – и фильм «Соломенные псы» Рода Лури. По трём причинам – 1) их авторы умерли до или родились после Великой войны, и сами вообще не воевали, 2) никто или почти никто не понял, о чём они написаны-сняты (в частности, минимум двое из самих авторов), 3) время и место действия в них не связаны с Великой Отечественной. При этом по сравнению с «Мексиканцем» никто не смог написать-снять на эту тему нечто более верное, с «Парком Победы» в этом аспекте мало кто сравнится, да и «Соломенные псы» тут далеко не на последнем месте...
http://newlit.ru/~lachin/6468.html

ВОДА
  • newlit

Соломон Сапир. Последняя капля (сборник рассказов)

...Его убили вчера, Серёгу Клестова, уполномоченного по хлебозаготовкам. Образы уходят в прошлое. Кулацкий выкормыш, Андрей Кочетов, застрелил Серёгу из краденой трёхлинейки. Размозжил череп кирпичом, растоптал его мёртвое тело. Хрупкие кости хрустели под его сапогами.
Тяжёлый почётный караул. Я смотрю на стены, на окна, на людей, которые идут и идут мимо гроба. Я смотрю на предрика и на райуполномоченного, на агронома Гликштейна и я вижу только вату, йодоформенную вату с тошнотным приторным запахом. Вату, синие трупные жилки и… стеклянные, замёрзшие глаза.
Я раскачиваюсь. Винтовка оттягивает плечо. Над самым ухом кричит календарь.
Двадцать третьего мая. 1931 год…
Я запомню этот день навсегда. Люди идут мимо гроба, я не замечаю людей. Только вату и марлю. Я срываю вату и марлю. Пальцы мои погружаются в сукровицу и клочья мяса моего друга, Серёги Клестова…
Я поднимаю голову, смотрю на серый арестный дом, поправляю ремень винтовки.
Я становлюсь взрослым...
http://newlit.ru/~sapir_solomon/6442.html

ВОДА
  • newlit

Ыман Тву. Я – Зуго Гогзубонге! (рассказ)

...На пустыре всё уже было готово к началу ритуала – костры, разложенные в разных его концах, уверенно отвоёвывали у тьмы пространство, достаточное для того, чтобы каждый из жителей деревни мог собственными глазами увидеть таинственное соприкосновение людей и теней, реальности и духов, добра и зла. Сами жители деревни, образовав широкий круг, уверенно пританцовывали, постепенно вкладывая в свои голоса и движения всё больше силы, словно в попытке подтолкнуть течение нерешительного времени, ну или же поторопить шамана, на этот раз, ко всеобщему удивлению, не спешившему побыстрее разобраться со своими обязанностями.
Правда, стоило только Зуго протиснуться на центр пустыря, как покрывало хижины Ту резко распахнулось...
newlit.ru/~ymanntwoo/6441.html

ВОДА
  • newlit

Анастасия Юнак. Лёд (миниатюра)

Одним холодным, но ясным зимним днём, на льду – казалось, очень хорошо замёрзшем – катались люди. Кто-то на коньках, а кто-то без. Веселились все, даже взрослые тогда радовались. Но речь пойдёт о мальчике, думаю, я так и буду его называть – «мальчик», ведь речь идёт не о ком-то конкретно, а о всех, кто оказался в такой ситуации, даже не ситуации, а в её последствии. Так вот, тот мальчик хотел покататься на льду с другими детьми, но у него единственного в кругу одноклассников не было коньков, но, как вы догадались, его это не остановило. Как он радовался этому моменту, сколько же раз он падал, но всё равно вставал, и продолжал, как казалось другим, «веселиться». «Ему хорошо», «Ему весело», – говорили люди. Но в один момент, не понятно почему, ведь лёд казался крепким и толстым, он проломился, мальчик упал под лёд...
http://newlit.ru/~yunak/6436.html

ВОДА
  • newlit

Алексей Горшенин. Зайчик (лирический этюд)

Закончив накануне, уже в сумерках, натурные съёмки в бухте Витязь, группа кинодокументалистов утром, сразу после завтрака, выехала в город. С «натурой» они по разным причинам затянули, выбились из съёмочного графика и теперь торопились наверстать упущенное.
Студийный газик с брезентовым верхом так набит съёмочной аппаратурой, «яуфами» с отснятой плёнкой, туго скатанными спальными мешками, рюкзаками и разной прочей поклажей, что режиссёр с оператором и звукооператором едва втискиваются в узкое пространство между передними сиденьями и заполнившим остальное пространство экспедиционным скарбом. Сидеть, согнувшись в три погибели, неудобно, ноют колени, стойки переносных светильников на каждом ухабе впиваются в спину, словно штыки, а всевозможные ящики, ящички, футляры упорно ползут вперёд, создавая ещё большие неудобства. В открытые окна газика летит рыжеватая мучнистая пыль грунтовки, соединяющей биостанцию с трассой. Но поднять стёкла значит свариться в духоте.
Однако никто из киношников словно бы не замечает ни духоты, ни пыли, ни неудобства своего положения. На переднем сиденье справа от шофёра сидит Танечка, и всем хорошо, что она с ними в этом нудном многокилометровом пути...
http://newlit.ru/~gorshenin/6412.html