Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

ВОДА
  • newlit

Владимир Захаров. Ключница (рассказ)

…– Здорова!
– Привет.
– Соскучился…
– Тоже…
Иваныч не разуваясь чуть надавливает на плечи Нади, и она послушно опускается на колени. В процессе размышляет: сможет ли ужиться с предприимчивым пенсионером?
– На-а-дежда, мой компас земной… – тяжело сопя, напевает он над её затылком.
Всем же, блин, кажется это остроумным. Сколько раз она уже слышала эту дрянную песенку… что-то там про ужиться… а, да… с ним особенно-то не забалуешь. Тотальное подчинение, безграничный контроль. Конечно, можно подлюбиться и потерпеть. Ведь есть ради чего. Хоть раз пожить по-человечески.
– …уда-ча награ-да за сме-е-лость... ныряй в койку!
– Может, стоя?
– Не, набегался уже, да и дальше дела. Давай-давай! – настойчивыми шлепками подгоняет её Иваныч.
Повернув голову набок и отдуваясь от лезущей в глаза наволочки, Надя думает, что наверно получится смириться с ощущением, что её постоянно насилуют. Чай не девочка уже, чтобы от подобного носик морщить. Выпуклое пузцо Иваныча бултыхается в ложбинке её выгнутой худой спины.
– …повернись…
– …только не в глаза…
– …как получится…
Как всегда – не получается, и, перестав подёргиваться, он запыхливо отваливается на сторону…
http://newlit.ru/~zaharov/6655.html

ВОДА
  • newlit

Лачин. Судьи (рассказ)

В сорок шестом году Лидия Захаровна работала вольнонаёмным врачом в ИТЛ. В одном из прибывших этапов больных была некая Настасья Воробей, за которую Лидию очень просили. Настасья пошла в заключение, взяв на себя вину младшей сестры, продавщицы, по неосторожности подпалившей продуктовый магазин. Отец Настасьи, давно бросивший семью, был вором, известным в уголовном мире. Это охраняло её от домогательств уголовников. Но в дальних путешествиях на казённый счет имя отца помогало плохо. Местные заключённые со дня на день могли потребовать у неё явиться ночью в мужское отделение, в случае отказа зарезать. Лидию просили признать Настасью серьёзно больной – до конца срока оставался пустяк.
Было ещё обстоятельство, известное одной Лидии – осуждённая была её доброй знакомой ещё в тридцатые годы.
После вечернего обхода Лидия прошла в процедурку, велев дежурной сестре вызвать больную.
– Здравствуй, Настя, – приветливо улыбнулась она, – садись. Вот как свиделись...
http://newlit.ru/~lachin/6633.html

ВОДА
  • newlit

Олег Золотарь. Можно жить! (рассказ)

...– Чего заслушался? Колоколов, что ли, мерин, не слыхал?
Это Илья кричит. Заметил меня, рукой машет.
– Слыхал. Но всё равно каждый раз нравится!
– Ерунда! Больно уж в этой вере всего через край!
И снова рукой махнул. Только на этот раз с разочарованием, вдоль туловища, вдоль телогрейки, к земле близко.
Другого Илье и не остаётся. Без ног он. С самого детства неходячий. А с детства – это внушительный срок, как паспорт ни крути. Оттого и в вере у него взгляды иной высоты.
«Мёртвых воскрешать – это через край! И вечная жизнь – тоже через край! – делился как-то со мной своими мыслями. – Достаточно было бы всех неходячих ходячими сделать! И всё! Для веры этого было бы довольно! Ничего сверх этого и не нужно!»...
http://newlit.ru/~zolotar/6611.html

ВОДА
  • newlit

Игорь Якушко. Амнезия (рассказ)

Пока старшая дочь хлопотала над плитой и сервировала на кухне стол, Илья Архипович в ожидании завтрака прохаживался по комнате. Взгляд его задумчиво блуждал по книжным полкам, этому ветхому знаку былого человеческого многоумия. Затем переместился на старинный секретер, созданный руками давно уже не живущего мастера, для того чтобы с бумагами можно было работать стоя. Любимый предмет интерьера с множеством отделений и потайных ящичков, доставшийся от прадеда, был ещё, что называется, в форме. Остановившись перед окном, Илья Архипович отметил неприютную сырость на улице и подивился тому, как выросла берёзка, которую он совсем ещё маленьким помогал сажать своей бабушке. Дерево стало уже выше дома. Когда это случилось? Его размышления о том, как незаметно летит время, прервал свист чайника: это означало, что пора садиться за стол.
Завтракали вдвоём, в тишине, под лёгкое гудение ветра в вентиляционных каналах.
– А где же Нина? – удивился Илья Архипович.
– У Нины сегодня юбилей, поехала за продуктами к праздничному… – ответила Маша, оборвала себя на полуслове, взяла с тарелки хлебную корочку и нерешительно положила её обратно.
Что-то кольнуло Илью Архиповича в подсознании, но он привык не подпускать к себе всяческие недомогания, и на этот раз жизнерадостно усмехнулся...
http://newlit.ru/~yakushko/6598.html

ВОДА
  • newlit

Светлана Чуфистова. Всё что было… (рассказ)

…А между тем к родителям подошла тётка Галина, хозяина сестра.
– Ох, Татьяна, и хороший у тебя Иван, – сказала она. – Тут в газетке портрет его видела, а вот статейку под ним прочитать не смогла, больно уж мелко написано. Как у него дела?
– Да как всегда, – вздохнула мама. – Выполняет, перевыполняет, а когда на заводе не идёт план, не спит по ночам. Я ему уже внушаю: успокойся, здоровье потеряешь. А он мне – ты ничего не понимаешь. В общем, трудоголик, и ничего с этим поделать нельзя…
– Да, лучше уж так. Вон мой муженёк, Степан, только и знает, что водку лакает да по бабам шастает. Уже седьмой десяток, а всё туда. Ненавижу его, проклятого, и выгнать не решаюсь…
Собеседница вновь посмотрела на отца, тот сидел в сторонке и держал баян.
– А твой весь в орденах…
– Не в орденах – в медалях…
– Какая разница, всё равно красавец…
http://newlit.ru/~chufistova/6592.html

ВОДА
  • newlit

Игорь Якушко. Пройдёт (рассказ)

Всю ночь Егоров проворочался в полузабытьи, хотя накануне ничто не предвещало бессонницы. Разбитый и злой, он с трудом побрился, почти не различая в зеркале унылого лица, тщетно попытался позавтракать, через силу оделся, повернул ключ в скрипучем замке и побрёл в сторону остановки. Утро было безликим, размытым между туманом и моросящим дождём, двигаться сквозь этот морок было неприятно.
Неожиданно ежедневный порядок нарушился. Егоров чуть не врезался во внезапно остановившуюся перед ним девушку, которая, наконец дождавшись соединения, прошептала в трубку: «Привет. Я просто так. Люблю тебя», – затем дала отбой и продолжила двигаться параллельным с Егоровым курсом, одновременно грустная и счастливая. Девушка никого вокруг не замечала и была вызывающе некрасивой.
«Интересно, – подумал Егоров, – если бы она позвонила с этими словами мне, ощутил бы я себя счастливым?». Он ещё раз украдкой окинул взглядом некрасивую попутчицу и решил, что вряд ли. Скорее, наоборот. Пришлось ускорить шаг.
И тут вдруг Егоров сам остановился и удивлённо пошарил глазами по сторонам...
http://newlit.ru/~yakushko/6585.html

ВОДА
  • newlit

Николай Шульгин. Последний собеседник (повесть)

…Я взял ручку и подписал бумагу. Я подумал, что если бы хотели обмануть, обманули бы всё равно. Пусть будет, как будет. Тем более что похмелье почему-то прошло…
Женщина взяла бумагу и положила её в папку.
– Сейчас я вам сделаю укол, – сказала она. – Вы уснёте и проснётесь абсолютно здоровым. Во время сна я верну ваше тело в то время, когда вы были бессмертным. Проснувшись, вы расскажете мне свой сон. Это будет не простой сон. Это будет фрагмент уже прожитой вами жизни, которую вы позабыли, я надеюсь, насовсем. Фрагменты не обязательно будут последовательными. Хотя, конечно, хочется, чтобы были. К сожалению, это зависит больше от вас, чем от методики. Эксперимент будет длиться одну-две недели. Ложитесь на диван. Да, совсем забыла, алкоголизм я тоже вылечу. Но вы, если захотите, сможете заболеть им снова.
– Что значит, был бессмертным? – спросил я, закатывая рукав.
Она уколола совсем не больно…
http://newlit.ru/~shulgin/6579.html

ВОДА
  • newlit

Лачин. Явление Дэусу (рассказ)

...В дверь постучали. Никто ещё так деликатно в неё не стучал. А потом в комнату вошёл иностранец, и о-Хяку намётанным глазом определила, что он скорее европеец, чем американец. Это был молодой ещё мужчина, рыжий и горбоносый, во фраке, но с обнажённой головой. Закрыв дверь, он прислонился к стене, с ласковой улыбкой оглядывая девушек.
Цунэко печально вздохнула – вежливый и хорошо одетый клиент мог оказаться щедрым, если бы не зловещие меты на её теле. О-Хяку встала из-за стола, собираясь пояснить гостю, что они не смогут его принять. Но тот неожиданно поприветствовал хозяек на сносном японском языке. Оправившись от изумления, о-Хяку вежливо извинилась перед незнакомцем. «Мы не принимаем клиентов. Мы больны дурной болезнью».
– Я буду рад лишь отужинать с вами, – ответил мужчина, по-прежнему радостно улыбаясь. – Точнее – угостить. Мне не хочется никуда уходить, и я заплачу.
С этими словами он выложил на стол более чем достаточную сумму денег. Весело откинул прядь волос со лба (они были до плеч) и спросил: «Вы не против?».
«О нет, господин, мы очень рады», – отвечала ошарашенная Цунэко, непрерывно кланяясь. «Мы всегда будем вам рады, господин, – твердила о-Хяку, также кланяясь. – Мы мигом сделаем покупки, и вы останетесь довольны»...
http://newlit.ru/~lachin/6571.html

ВОДА
  • newlit

Виталий Семёнов. Истоки счастья (сборник рассказов)

...Например, вы руководите заградотрядом во время карантина. Ваш отряд не даёт заражённым или, возможно, лишь потенциально заражённым людям покинуть место своего обитания. Изолированные люди истощены, вымотаны, они просят помощи, они пытаются прорвать ваше заградительное оцепление. Старики, дети, женщины со слезами на глазах взывают о помощи. Вас просят выпустить их из зоны изоляции, иначе они обречены умереть от болезни или голода. Вы отдаёте приказ своим солдатам остановить толпу, стрелять на поражение. Солдаты отказываются стрелять в беззащитных, плачущих детей и женщин. Вы сами, лично вы открываете убийственный огонь по приближающейся толпе. Позднее, уже после снятия карантина, окажется, что никто из той толпы, ни один человек не был заражён. Вы, лично вы, собственноручно расстреляли здоровых, безоружных, беззащитных, своих. И правильно сделали в тех условиях. Вы должны были пожертвовать меньшим количеством людей, чтобы спасти большинство. Чтобы отвести даже потенциальную угрозу от большинства. Вы командир! Вы обязаны будете это делать.
В истории масса примеров, когда командиры разных уровней из разных эпох и разных народов давали слабину, жалели подчинённых, проявляли человечность и тем самым проигрывали сражения, обрекая уже весь свой народ на поражение, порабощение или вымирание. И наоборот, в нужный, ответственный момент жестокое, бесчеловечное поведение, умение жертвовать близкими людьми, спасало государства, нации и меняло ход мировой истории.
Вы готовы перестать быть людьми, вы по-прежнему хотите стать командирами, хотите руководить? Обратного пути уже не будет, единожды покомандовав, отмыться не сможете уже никогда, вы лишь всё больше будете увязать во власти и грехах. Никто не передумал? Вот ты, Солдат, не передумал?..
http://newlit.ru/~semenov/6532.html

ВОДА
  • newlit

Дарья Яичкина. Мгновение прошлого (рассказ)

...Однажды, возвращаясь домой, я почувствовал лёгкий зуд в области предплечья, видимо, укусил комар, под вечер их миллионные рои кружили над нами. Придя домой, я стал себя плохо чувствовать: начала болеть голова, ужасная боль внутри тела ломала меня, а кожная сыпь покрыла его. Я не мог спокойно лежать, внутреннее состояние почему-то подсказывало мне скорую кончину. Нет, мне не страшно было осознавать, что я могу умереть, мне было страшно больше никогда не увидеть ласковых глаз моей мамы, строго взгляда отца и не услышать весёлый смех моих озорных брата и сестры. Именно в этот момент я понял, как дороги мне эти люди, и что я просто одинокая песчинка в этом огромном макромире. Тогда я осознал всю ценность семьи, и меня одолел страх, что в любой момент каждый может от неё отделиться бесследно, безвозвратно. Жизнь человека подобна особым видам бабочек, которые могут прожить всего лишь день. И именно в этот день они получают возможность насладиться ярким солнечным светом и коротким полётом в другое место. У человека же таких дней может быть очень много, но в определённый момент следующий день может и не настать...
http://newlit.ru/~yaichkina/6487.html