Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ВОДА
  • newlit

Лачин. Улыбка (рассказ)

Лачин. Улыбка (рассказ)
Цитата из произведения:
«Боже мой, я не знал, что вы придёте сегодня. Нас здесь пять человек в одной комнате. Выйдите! – крикнул отчаянно, ни на что не надеясь. Шлюху привёл, скотина, крикнула мать; дед загоготал, двое младших детей завизжали, носясь по комнате. Девушка, стоя в прихожей, сказала спокойно, что времени нет. Дайте хотя бы помыться, твердил он, не хочу я вот так, не ждал вас сегодня… – осёкся, поняв, какую глупость сказал, только глянул умоляюще, расценил молчание как согласие и кинулся в ванную, срывая одежду. За дверью нарастал шум голосов. Сейчас начнётся рукоприкладство, и придётся прямо во время драки, подумал тоскливо. Постучали. Здесь? – спросил потерянно, утирая полотенцем мыльную пену. Больше негде. Он еле успел захлопнуть дверь и, нажимая плечом, щёлкнул задвижкой – ломилась мать. Дед кричал сальности. Взбудораженные дети вопили дурными голосами. Заткнитесь, кричал он в бессилии, это самый важный момент в моей жизни. Старик закашлялся от смеха. Времени нет, повторила гостья. Он бросил полотенце, вылез из ванны...»
Опубликовано в журнале «Новая Литература» 27.02.2021.
Ссылка на публикацию: http://newlit.ru/~lachin/6663.html

ВОДА
  • newlit

Ален Рене Лесаж

Несмотря на превосходство своих талантов и успеха своих сочинений, автор «Хромого беса» и «Жиль Бласа», знаменитый французский романист и драматург Ален Рене Лесаж не нажил большого состояния и не был богатым. Он отклонял многие весьма лестные предложения и на его месте менее щепетильные авторы обогатились бы или сделали карьеру, но Лесаж, безразличный к своему будущему, более всего ценил свою независимость и свободу творчества и не оставил своим детям никакого иного наследства, кроме своего доброго имени и славы своих трудов.
http://biograpedia.ru/le-sage-alen-rene

ВОДА
  • newlit

Лачин. Приговор (рассказ)

Поймите, мой брат – единственное, что у меня осталось. Вернее, я у него осталась, ведь ему восемнадцать лет. Он ничего не понимает в этой жизни, его обманули… Председатель губернского ЧК Александр Боже сидел за рабочим столом и расслабленно курил. Он так устал, что медлил прервать просительницу. Одно и то же. Несокрушимо наглые и безжалостные ко всем, гуманные и слезливые, когда надо спасать своих близких. Сейчас она скажет, что человеческая жизнь уникальна – как будто думала об этом раньше. Я понимаю, у вас это… классовое сознание. Мы из дворян, и значит, враги. Боже поднял глаза и прислушался. Но восемнадцатилетний мальчик – у него и классового сознания нет никакого. У него друзья детства, глупая романтика, ветер в голове. Вы не знаете, сколько таких, почти детей, случайно оказались в белом движении. И ещё: ведь мы меняемся. Мы сближаемся с народом. Она подалась вперёд, смотря с некоторым вызовом. Не смейтесь. Он не смеялся. Вот я уже устроилась на службу… то есть работу. Миловидная женщина, наверно, лет на семь-восемь старше своего брата. Смотрела теперь по другому – чёрт возьми, по-женски смотрит, хочет соблазнить, какое мещанство…
http://newlit.ru/~lachin/6643.html

ВОДА
  • newlit

Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

На улице стоит дождливая осень. На разъезженной машинами дороге образовалась грязь. Мимо проходящие люди пытаются обойти её. Но её так много, что у них не получается этого сделать, и они всё равно вступают в грязь.
Только дети обходят её. Ведь дети они шустрые и проворные. Только они могут найти способ перепрыгнуть или обойти эту грязь.
Рядом с этой грязью стоит небольшой однокомнатный домик. В нём нет стёкол. Вместо стёкол вставлен полиэтилен. Лучи света практически в этот дом не проникают.
В комнате на полу лежат четыре рваных матраса. На одном из них спит Валера. Он издаёт такой храп, что слышно его даже на улице. Рядом с ним в инвалидной коляске сидит полностью парализованный Сергей. У Сергея так парализовано тело, что он может лишь глотать пищу и издавать непонятные звуки. По всей комнате разбросаны вещи. На столе стоят рюмки и пустые пузырьки из-под спирта. Посередине стола стоит консервная банка, она наполнена окурками. Вся комната пропитана запахом сырости, табака и перегара. В комнату забегает Коля, он подбегает к Сергею и кидает ему в лицо мяч. У Сергея наклоняется голова и выпадает язык...
http://newlit.ru/~sigarev/6546.html

ВОДА
  • newlit

Лидия Хромовских. Красное яблоко (рассказ)

...После этого Аркадий испарился из онлайна и оффлайна на добрых полгода. В Маше ещё оставалось немного гордости, поэтому писать и звонить она ему не стала. Однако привязанность к этому мутному субъекту желания, казалось, набирала силу с каждым днём. Что с этим делать, Маша не знала, зато её подсознание усердно и неподконтрольно искало ответ. А если в глубине души мы чего-нибудь очень хотим, мы это обязательно получим в том или ином обличии. Так и с Машей. Сидя однажды в кофейне за модным журнальчиком, она стала свидетельницей занимательных сплетен двух подруг:
– Помнишь Иру и Пашу Субботиных? – с горящими глазами спрашивала первая.
– Это у которых детишки такие хорошенькие?
– Ага, двое. Так она же его приворожила!
– Да ладно?
– Представляешь! Написала его имя на бумажке и сложила внутрь красного яблока. Убрала подальше, а через пять лет нашла. А яблоко-то засохло! Это значит, и человек по тебе начал «сохнуть». Говорят, если сгниёт – значит, не судьба. А у неё вот так.
Машу как кипятком окатили. Она побаивалась подобных ритуалов и стремилась избегать чёрного колдовства. Не по ней было кого-то насильно к себе привязывать, не верила она в это. И всё-таки услышанное прочно закрепилось в памяти Маши. Нет-нет да вспоминала она об этой маленькой шалости Иры Субботиной...
http://newlit.ru/~hromovskih/6539.html

ВОДА
  • newlit

Артём Донгур-оол. Детский мир (сборник миниатюр и рассказов)

Вдовый отец двух малолетних уснул у себя дома на полу. Восьмилетняя Даша и шестилетний Андрейка заботливо укрыли отца одеялом, положили подушку под голову. Засобирались в гастроном. Девочка со слезами сказала братику:
– Папа совсем ради нас себя не жалеет, мучается. И всё чтобы мы могли сдать бутылки и купить себе покушать.
Сестра с братом понесли одну авоську на двоих. В ней гремели пустые бутылки, мытые детскими руками. По дороге в гастроном Андрейка замечтался: «Побыстрей вырасту и буду помогать папе пить, вот тогда-то у нас будет много пустых бутылок».
http://newlit.ru/~dongur-ool/6534.html

ВОДА
  • newlit

Михаил Ковсан. Кара-н-тин 2 (повесть)

...Ковчег плывёт по обочине мироздания, вдали от пассажирских, товарных и прочих путей.
Ковчег плывёт, за собой оставляя зло не наказанным, добро не восторжествовавшим. Днище ковчега ракушками обросло, словно атлантидовым прошлым – днище каждого из ковчежцев, из которых, как улей из сотов, он в единую громаду слагается.
Ковчег плывёт над прежними, из жизни прошлой, почти чужой, городами, полями и всем остальным, что прожито и полузабыто, стало достоянием памяти и владением мифа.
С незапамятных времён – заложник взбунтовавшихся вод – плавал ковчег, в будущее не заглядывая, понимая: слишком стар и огромен, чтобы у берега, в камышах принцесса его отыскала, младенца спасла себе на радость, народу своему на погибель...
http://newlit.ru/~kovsan/6519.html

ВОДА
  • newlit

Художественный смысл. Игорь Орлов (критическая статья)

У меня проблема. Как сочетать ницшеанство маленьких детей (они центропупы с повышенной ролью «я»-фантастического, это – если б всё было возможно) с ницшеанством взрослых. Взрослые мрачны, потому что весь Этот мир ТАК плох, что хочется вообще в принципиально недостижимое метафизическое иномирие.
Неужели и для детей окружающий мир очень и очень плох и потому хочется из него вон?
Мне лучше всего помнится в связи с такими вот картинами –
как я, шестилетка, летал в траве боевым лётчиком. Трава была лесом с огромными деревьями. А я пролетал на бреющем полёте и бомбил прячущихся немцев. Ими были муравьи.
Это было в 1944 году в маленьком украинском городе Ромны...
http://newlit.ru/~hudozhestvenniy_smysl/6510.html

ВОДА
  • newlit

Владимир Захаров. Дъждъбог (рассказ)

C чего всё начинается?.. Когда как. Обычно это сначала чуешь. Нос слышит прежде ушей. В любом случае, надо быть настороже. Прислушиваться. Принюхиваться. Это Света усвоила. До первого стука капель – сладковатый, земляной аромат. Плотный. Влажный. Через поры пропитывающий. Кружит голову. Мутит. Призывает ослабнуть и сдаться.
Накануне весь день к карнизу жесть крепила. Присобачивала. Люша отвлекал. То покормить. То подгузник поменять. Убаюкать. Бегала с электрической дрелью в одной руке и с бутылочкой со смесью в другой. Пару раз запнулась о шнур. Разбила локти. Плакать или смеяться – выбор произвольный. Как и когда в глаза сына всматриваешься. Глаза у Люши большие, серые. Будто одна радужка из-под ресничек. Сумрачный свинец. Только если срыгнёт, или заплачет – вспомнишь, что, несмотря на глаза – младенец. Конечно, младенец, да… да!
Так вот, отвоевала у бомжей несколько жестяных полос. Заприметила у помойки и наперегонки. Коляску вперёд себя толкая, гоня. Чокнутая. Как и успела?
– Это моё! Это по ошибке! Это мне надо! Не ругайтесь! Надо, надо! Я с ребёнком и не сука!
Решение показалось простым и надёжным – закрепить листы вдоль перил балкона. Тогда есть шанс не пропустить начало. Намучалась. Вышло неказисто. И птиц сразу привлекло. Но должно сработать...
http://newlit.ru/~zaharov/6505.html

ВОДА
  • newlit

Владимир Шамов. Легенды Гипербореи (повесть)

...«Что делать мне, дорогие родители? С тех пор, как умер мой муж, побирается ваша дочь у соплеменников – нечего кушать ни мне, ни внукам вашим», – так причитала Уэло над двумя могильными камнями. Долго плакала, а потом пошла домой. Женщина жила на отшибе, и это усугубляло чувство одиночества. Всю ночь ей снились родители и муж. Голодные дети спали у едва тёплого очага.
Рано утром, осмотрев горизонт, увидела Уэло невдалеке две сопки: «Как же я раньше их не замечала?». Женщина занялась обычными делами – принесла воды из источника, подняла детей, скормила им последний кусочек вяленого мяса, заварила трав, проветрила жилище.
Но что это такое?! – сопки стали ещё ближе!
Уэло решила осмотреть два странных холмика...
http://newlit.ru/~shamov/6495.html